В городе Шахты на месте здания института повышения квалификации раньше стоял храм

Вт. 05 Марта. 2019
Вряд ли можно отыскать на Дону ещё такой город, в котором так старательно и упорно уничтожали собственную историю.

Рассказать про уничтожение храма, носившего имя покровителя города Александровск-Грушевска, вызвался древлехранитель Шахтинской епархии Илья Шарков.
"История эта берёт своё начало в первое десятилетие XIX века, с первых казачьих хуторов, давших основу будущему городу. Преобразованное в 1867 г. Грушевское горное поселение становится в 1881 г. градом Александровском-Грушевским. Произошло это после того, как 1 марта 1881 года террористы убили императора-реформатора Александра Второго Освободителя, и город Грушевск (или Грушевский посад) вскоре был назван в память убиенного государя – Александровск-Грушевским.

Спустя семь лет, в 1888 году, в городе была построена новая деревянная однопрестольная церковь и освящена в честь небесного покровителя к тому времени уже трёх российский императоров – святого благоверного князя Александра Невского. К этому храму были приписаны, как тогда говорили, хутора Аютинский, Новогрушевский, Максимовка и Попов. Метрические записи велись с года освящения, а исповедные росписи – с 1891 года. Храму был определён штат: два священника, диакон и два псаломщика. Приход содержал две школы: церковно-приходскую в соб­ственном помещении (с 14 ноября 1884 г.) и школу грамоты в х. Поповом (с 17 сентября 1894 г.). Общее число прихожан к 1896 году составляло 2136 мужчин и 1956 женщин, а также раскольников (старообрядцев) 40 мужского пола и 38 женского пола.

Но в 1920 г., после окончательного утверждения большевистской власти, "старую" городскую историю старательно изглаживали: храмы (а их вместе с домовыми в городе и посёлках было 10), часовни и связанные с ними образовательные учреждения стали закрываться и уничтожаться. От исторического названия улиц и площадей не осталось ни одного, и сам город стал как-то странно именоваться – Шахты, утратив в названии имя своего небесного покровителя.
В 1922 году, как и по всей измученной стране, в Шахтах проводилась печально известная кампания по изъятию из храмов «церковных ценностей», сопровождавшаяся расстрелом духовенства, активных мирян и ограблением Божиих храмов. В сентябре 1923 безбожные городские власти закрыли (тогда еще не навсегда) Петропавловский собор, Покровскую и Александро-Невскую церкви. Поднявшиеся в тот же день народные волнения заставили узурпаторов храмы открыть.

В тяжелые 20–30-е годы причт и приход Александровской церкви был верен завещанию Святейшего Патриарха Тихона, но, по некоторым данным, в 1934 году примыкал к обновленческому расколу. В кроваво-мрачном 1937 году НКВД арестовал «тихоновский» причт Александровского храма. 27 октября церковь была закрыта, а в 1938 году – разрушена. В период с 1937 по 1942 гг. в нашем городе не было ни одного храма (не только функционирующего, но и сохранившегося). И только грянувшая грозная и жестокая война отрезвила многих «борцов безбожной пятилетки». В 1942 – 1943 годах стали открываться молитвенные дома – Вознесенский, Никольский, Покровский. Была возрождена и Александро-Невская церковь.

И служил Господу восстановленный храм до печально известных иезуитских гонений хрущевской «оттепели».

С пожелтевших фотокарточек на нас смотрят благообразные строители, отцы-настоятели и священники Александровской церкви тех лет «второй жизни» храма: спокойно-строгий протоиерей Анания Попович, добродушно-мягкий архимандрит Порфирий (Давиденко), отец Владимир – последний настоятель перед вторым разорением.

Выцветшие чернила каллиграфической надписи на старом снимке простодушными, но жизнеутверждающими словами архимандрита Порфирия передают атмосферу церковных надежд послевоенного пробуждения Русской Церкви: «матери Параскеве в память совместного строительства вечноживущаго Александро-Невского храма».

Но относительно спокойно служить в отстроенном заново храме долго не пришлось. В июле 1960 года, буквально на следующий день после последней службы и отъезда настоятеля из города, храм закрыли. Автору этих строк Господь судил неоднократно беседовать с участником тех драматических событий почти 60-летней давности. Вот что рассказывал митрополит Курский и Рыльский Иувеналий (почивший в Бозе в 2013 году), а в далёком 1960 году – настоятель Вознесенского храма, что на Власовке, священник Спиридон Тарасов:

«Узнав от порядочных, совестливых, доверенных мне людей о намерении городских властей уничтожить Александро-Невскую церковь, я немедленно нашёл грузовую машину и прибыл к дорогому моему сердцу храму с группой моих прихожан. Тогдашний Александровский настоятель уехал из города, и связаться с ним было невозможно, а время не ждало... Мы с большим трудом уговорили отдать нам богослужебную утварь, но многое, например, иконы приходилось буквально вырывать из рук безбожников. Так мы с Божией помощью, пока власти не успели опомниться, спасли всё, что было возможно. С риском по­терять работу (а многие её действительно вскоре потеряли) мы спасли престол, евхаристические сосуды, напрестольное Евангелие, священные облачения; разобрали и положили в грузовик иконостас, забрали иконы из киотов... Свезли всё в наш Вознесенский храм».

Став в 1983 году настоятелем Вознесенского храма, священник Николай Уваров (ныне митрофорный протоиерей) решил реконструировать его ветхое здание. Отстраивая в кирпиче Божий храм в тяжёлое богоборческое время, отец Николай использовал для благоукрашения внутреннего убранства бережно сохранённые власовской общиной иконостас, храмовые иконы и другие реликвии и святыни уничтоженного Александро-Невского храма. В те годы такое строительство и оформление интерьера церкви было подвигом, смелым поступком, сравнимым с поступком о. Спиридона в далёком 1960-м...

И сейчас мы видим в богохранимой Вознесенской церкви узнаваемые по жёлтым снимкам 1940-х годов образа и детали убранства мно­гострадального Александровского храма.

Спокойно и величаво смотрит на нас с храмового образа небесный покровитель нашего города, великий защитник православной Руси, благоверный и славный князь Александр.

А на месте разрушенного Божьего дома было построено серое здание института повышения квалификации работников ныне разорённой угольной промышленности. Во время его строительства и по сей день здание разрушает неожиданно проснувшийся водный ключ. И что только с ним не делали в разные годы! Божий суд о месте сем непреклонен. Господь поругаем не бывает. А на месте престола Божиего каждого храма, пусть даже уже несуществующего, стоять будет Ангел, незримо охраняя то место до Страшного Судилища Христова. Но, пока у нас ещё есть время исправить допущенные нашими предками исторические ошибки, можно и нужно возвращать из небытия утраченные святыни и имена. Может тогда Суд Божий о граде нашем преклонится на милость и он будет благословен и процветаем.

Сегодня в Шахтах, в посёлке им. Фрунзе, стараниями священника Георгия Болоцкова, жертвователей и горожан построен храм в честь святого русского князя и полководца. В декабре минувшего года в храме была совершена архиерейская Божественная литургия, которую возглавил Преосвященнейший Симон, епископ Шахтинский и Миллеровский. Поистине, городской Александро-Невкий храм – живущий вечно! Но это только начало покаяния. Святый благоверный великий княже Александре, моли Бога о нас, грешных!".









Читайте также:


Комментарии:


Оставьте ваш комментарий:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение